Валерия: «Первый год жизни с погодками – это мрак»

У Валерии трое детей: 25-летняя Анна, 24-летний Артемий и 20-летний Арсений. В эксклюзивном интервью Mail.ru Дети певица вспоминает о первых годах материнства, об ошибках, которые допустила в воспитании детей, и рассказывает о том, почему она не дает детям денег.


Villa Honegg

Во время беременности я приводила в ужас врачей

В первый раз я стала мамой, можно сказать, случайно. Мне было 25, у меня только-только начала идти в гору карьера и, конечно, о детях я не думала. Но у судьбы были свои планы на этот счет, а о прерывании беременности и речи быть не могло – у меня с юности была установка, что никогда в жизни не сделаю аборт. Так что я стала настраивать себя на то, что скоро стану мамой.

Беременность протекала очень легко: ни токсикоза, ни каких-то страхов. Я вовсю работала, занималась сложной хореографией, чем приводила в дикий ужас наблюдавших меня докторов. Они настаивали, что я должна сесть дома и заставить всех вокруг сдувать с меня пылинки.


Thonon-les-Bains

Но я ориентировалась на свои внутренние ощущения: чувствую себя хорошо, значит, можно вести привычный образ жизни. Потом я попала к чудесному врачу Елене Зарубиной, которая уже тогда возглавляла роддом ЦКБ, и она окончательно убедила меня в том, что я делаю все правильно: «Беременность – не болезнь, а вы, Валерия, – не инвалид». С такой установкой я проходила до самих родов.

Из роддома вернулась подготовленным бойцом

Первые роды меня не пугали, вот вторые и третьи – да (смеется). Когда ты еще не знаешь, что тебя ждет, особо не боишься, только слегка нервничаешь из-за неизвестности. А когда прошла через все это и понимаешь, какое «веселье» тебя ждет…

Меня мама настраивала так: главное в родах – слушаться врачей и контролировать себя. Никаких криков, только собранность и холодная голова, иначе можно навредить ребенку. Ровно так я все и делала, хоть и было очень больно.

Когда я смотрю фильмы, в которых женщины рожают и кричат на всю округу, не понимаю, зачем они это делают. Ребенок из-за этого кислорода не дополучает, а это опасно. Не кричать надо, а дышать!


Выписали нас с Аней только через 10 дней – с моим здоровьем было не все гладко. Все это время медперсонал мне очень помогал: научили, как пеленать Анютку, как купать. Домой я приехала уже подготовленным бойцом. Хотя, конечно, потом при любом беспокойстве в панике звонила докторам и закидывала их вопросами: почему у дочки болит живот, из-за чего у нее сыпь? Со вторым и третьим ребенком было иначе: меньше нервов, все идет по накатанной.

Первый год жизни с погодками – это мрак

С погодками было очень сложно, притом проблемы начались еще до появления Темы на свет. Когда Анютке было 10 месяцев, она заболела ангиной, мы попали в больницу. Ребенку плохо, она просится на ручки, а я – беременная, ее уже поднять не могу – тяжело и опасно.


Restaurant & Hôtel — Auberge d’Anthy

Когда сын родился, мне очень помогли мама и свекровь. Первый год жизни новым составом – это, конечно, мрак. Дети живут в разных режимах: старшей хочется, чтобы мама с ней поиграла, а младшего пора кормить и укладывать спать. Плюс мой организм еще от первых родов не восстановился, когда настала пора снова рожать… Полегчало, только когда Ане исполнилось два года: мы наняли няню, которая в итоге проработала у нас 20 с лишним лет.

Кроме того, Аня жутко ревновала меня к Теме: вредничала, не разрешала брату трогать свои игрушки.Стоило взять сына на руки, дочка тут же приказывала: «Тему на пик!» 

Аня имела ввиду «Тему на пол!» «Пик» — так она называла пол. Выглядело это, конечно, очень смешно.

Когда дети подросли, стали спрашивать, кого из них я люблю больше. И хорошо, что к тому моменту я была знакома с одной мудрой женщиной, многодетной мамой, которая научила меня правильно отвечать на этот вопрос. Надо говорить так: «Я вас всех люблю одинаково, маленькому уделяю больше внимания, потому что он пока без меня совсем не может, но тебя я люблю дольше, понимаешь?»

Позволить себе сидеть дома я не могла

Конечно, винила себя, когда вышла на работу и оставила детей на няню. Но выбирать не приходилось, у нас не было средств к существованию. Со стороны могло показаться, что мы богачи, а на деле мы жили очень скромно. Так что позволить себе сидеть дома я не могла.

Успокаивала себя мыслями, что моя мама тоже работала, когда я была маленькой. Она была преподавателем в музыкальной школе, уходила чуть свет, возвращалась поздно.

Я оставалась с бабушкой, но мне никогда в голову не приходило, что мама меня чем-то обделяет. Наоборот, тем радостнее были вечером встречи, душевнее разговоры за семейным столом.

К тому же я никогда не уезжала на гастроли, когда, например, у детей были каникулы. Наоборот, подстраивала свои дела под их графики, чтобы мы могли больше времени побыть вместе.

Когда дочь попала в плохую компанию – забрала ее из школы

У меня не всегда получалось держать себя в руках – бывало, что срывалась, кричала на детей. Они мне это, кстати, до сих пор припоминают, говорят, что никогда не станут ругать своих детей. «С радостью посмотрю на это», – отвечаю я.

Подростковый период самым острым был у Анютки. Наверное, сыграл роль эффект неожиданности, ведь никто и подумать не мог, что эта тихая, нежная девочка резко начнет дерзить, бунтовать и даже курить.

Все произошло во время ее учебы в Швейцарии. Ей было всего 13, дочь попала в плохую компанию – и вот результат. Как только я поняла, что с ней происходит, сразу забрала ее оттуда. Год она была на домашнем обучении, ездила на гастроли вместе со мной.

Спустя время Аня снова стала домашней и ласковой, как раньше. А когда она поступила в Щукинское и ее сверстники пустились во все тяжкие, дочка только плечами пожимала: «Мам, мне эти тусовки уже вообще не интересны».

Никогда не баловала детей деньгами

С непослушанием работала просто: отнимала компьютер – это единственное, что работало (смеется). Но вообще я считаю, что главное в воспитании детей – подавать правильный пример.

Наши дети всегда видели, что нам с Иосифом ничего просто так с неба не падает: чтобы хорошо жить, мы много трудимся. Мы никогда не баловали детей деньгами. На необходимое, конечно, давали, но на развлечения, поездки, какие-то излишества вроде дорогого телефона или брендовой сумки – нет. Поэтому дети рано стали работать, и сегодня никто из них от нас финансово не зависит.Когда я вижу, как коллеги или знакомые позволяют своим 25-летним отпрыскам нырять к себе в карман, горжусь, что мои сыновья и дочь не такие.

И еще важный момент: в воспитании детей никогда нельзя опускать руки. Помню, с Аней у меня был такой период, когда я думала: «Ради кого я сею все это разумное, доброе, вечное? Ей же это вообще не надо!» А потом прошло время, и в разговорах с дочерью я стала слышать свои слова, свои советы. И поняла – все было не зря.

Дети учились водить у самых строгих инструкторов

Да уж, страхи сопровождают матерей всю жизнь. Как только ты родила – все, сердце твое уже никогда не будет спокойно. Например, оба сына с детства любят лыжи, мы ежегодно летали в Швейцарию кататься. Я, конечно, в это время места себе не находила – не дай Бог, что случится!

Или когда каждый из них сел за руль – это вообще отдельная история. Хоть я лично контролировала, чтобы они сдавали на права у самых строгих инструкторов, все равно всегда беспокоюсь, когда они на дороге. Но не могу же я привязать детей к ноге и не разрешать им водить и заниматься спортом. 

У моих детей не было шанса не полюбить Иосифа

Поначалу мне казалось, что у Иосифа с детьми быстро сложились хорошие, доверительные отношения. Но потом выяснилось, что это было не так.

Спустя год после того, как мы поженились, Аня рассказала мне, что ей все время казалось, что Иосиф заберет меня у нее. Может, я сама была в этом виновата: не проводила с детьми каких-то бесед, думала, что все наладится само собой.

Иосиф – слабый педагог, какой-то стратегии по «завоеванию» моих детей вроде подкупа подарками у него не было. Все, что он делает, он делает исключительно по велению сердца. Никакого просчета, никакой хитрости. Просто он обожает детей, и они это чувствуют. Стоит нам появиться в компании, где есть маленькие, они тут же окружают его, и он начинает с ними возиться.

Так что у моих детей не было шанса не полюбить Иосифа. Он так искренне интересовался их делами, засыпал вопросами про школу, внеклассные занятия, увлечения, что они достаточно быстро сблизились. Подарки, конечно, тоже были, но не благодаря им мы стали семьей.

Источник: Mail.ru Дети