Собеседник.RU — Иосиф Пригожин: У меня орган зависти вообще отсутствует!

Музыкальному продюсеру Иосифу Пригожину стукнуло 50 лет. Он – настоящая находка для журналистов, потому что всегда говорит то, что думает.

даты

1969 – родился 2 апреля в Махачкале

1989 – администратор и организатор первого показа Юдашкина

1997 – создал один из крупнейших музыкальных лейблов «ОРТ-рекордс»

2000 – окончил ГИТИС по специальности «театровед-менеджер»

2004 – женился на Валерии

2018 – стал доверенным лицом Путина и Собянина на выборах

– Вы – человек неравнодушный и искренний. Но таких в России всё меньше. Кругом прагматики. Вы не знаете, почему?

– Я вспоминаю фильм «Место встречи изменить нельзя», где одному сахара привезли, а Жеглов говорит: «Да ты поделись с ребятами!» Сегодня эгоизм процветает, а лицемерие превыше всего. Каждый находится в зоне собственных интересов. Понятие «дружба» обесценивается. Многие просто юзают своих товарищей. Пора отменять все дружеские банкеты и переводить всё в плоскость коммерческих отношений. Мы и так уже находимся в состоянии аморального общества. Вседозволенность приветствуется, все свои интимные вещи люди выставляют напоказ. Или, скажем, сначала они оскорбляют друг друга, а потом целуются. Мне это не близко.

Свистуны и звездуны

– С другой стороны, если человек прямой, с жесткими принципами, это не значит, что он всегда прав…

– Я могу быть в чем-то не прав. Вообще любой сильный человек должен уметь признавать свои ошибки. Извиниться или исправить. Но мне немножко тяжко становится общаться, особенно в нашей индустрии: много лицемерия. Человек смотрит мне в глаза, говорит одно, а делает другое. «Один за всех и все за одного!» – это не про шоубизнес. Не хочу называть артистов, они большие, но ведут себя как маленькие. Знаете, как говорят? Чем больше, тем ссыкливее. Нет, не подумайте, в нашем цеху есть приличные, порядочные люди, но им не хватает наглости. Получается, добро неспособно на зло, а зло неспособно на добро. Тупик.

– Фамилии вы, конечно, не будете называть?

– Нет, конечно. Да вы их всех знаете!

– Прекрасно знаю, о чем и о ком вы, но читатель – вряд ли…

– Они все свистуны и звездуны. Ходят с высоко поднятой головой, в красивой одежде, а жопа-то голая. Но я счастлив, что сегодня можно хотя бы говорить то, что думаешь. Я – мальчик, рожденный в Махачкале, еврейской национальности – вот такой, с особым чувством и с особо острыми ощущениями от того, что меня окружает. Мне же никто ничего не подарил. Я добился всего сам. Счастлив, что в моей жизни есть такая порядочная и светлая спутница, не привязанная в принципе к этому (тут Иосиф Игоревич произнес нецензурное прилагательное, заменим его на «проклятому». – К.Б.) шоубизнесу, в котором все, сука, от кого-то зависят: тот от этого, этот от того, все думают, кому бы лизнуть. А я уважаю людей с достоинством, понимаете? Можно быть рабом, но при этом не терять достоинства.

– Бывало, что жалели о сказанном?

– Часто жалею. Не всем нравятся правда и честные люди. Непорядочные умеют льстить. Но за этой лестью, как правило, скрывается подлость. Лучше быть открытым, таким, какой ты есть. Зато ты понятный.

– Валерия вас пытается как-то сдерживать?

– Конечно, от разных историй, от лишних эмоций. Вот мне звонят люди, просят о помощи. Я их не знаю и даже не знаю, правы ли они, но бегу помогать. Она говорит: «Йося, ну тебе делать нечего?» Эмоциональность – мой большой минус.

– Если нужен яркий комментарий, журналисты, пишущие о шоубизнесе, звонят или вам, или Юрию Лозе. А вы о Лозе что думаете?

– Уважаемый человек. И сегодня наверняка пишет много песен. Но для него не так много места в эфирном пространстве. Это обидно. Есть музыка фастфудовая, а есть высокая, качественная. Вот музыка Николая Носкова, песни Юрия Антонова будут вечными. Нельзя перечеркивать былые заслуги.

Шнур – гений

– Вы затеяли концептуальный спор со Шнуром о том, что мат – запрещенный прием. А может, это зависть? «Ленинград» стал хедлайнером главных поп-церемоний. Вся поп-дружина вынуждена сидеть и слушать их сет…

– Нет, это бизнес и ничего личного. Успех группы «Ленинград» заключается в гениальности Сергея Шнурова. Я никогда не говорил, что Шнур негодяй или подонок. Я его уважаю. То, что я говорил о нем, можно свести к формуле «Он продает то, что покупают». «Ленинград» – профессиональный коллектив высокого уровня. И надо отдать им должное: в отличие от нас, которые выступают на церемониях все на шару, они работают за деньги. Есть ставка, и они говорят: «Не хотите? Идите на хер!»

– А почему им платят, а вам нет?

– А потому, что мы приучили к халяве. На дружбу разводились. А они не разводятся. Вот в чем преимущество группы «Ленинград» и Шнура. И им платят за все фестивали, все конкурсы, поверьте мне! Он нигде бесплатно не выходит! Мо-ло-дец! Я восхищаюсь!

– С деньгами понятно, но вы же про мат в искусстве с ним спорили…

– Он использует мат ровно настолько, насколько люди этого хотят. Общество кайфует от громких словечек. Да, он работает на потребу общества. Но что я сказал плохого? Разве это неправда?

– Правда.

– Это просто такой принцип: а сейчас для куражу я вам жопу покажу. Он же сам процитировал Егора Летова на премии «Муз-ТВ»: «Ну и нравится же нашему народу всякое говно». И как начал зажигать! И они все: «Йе-е-е!!!» А вспомните Михаила Задорнова, который все время смеялся над сидящими в зале людьми, а они хохотали, блин!

– Так все-таки завидуете Шнуру? Ну так, по-продюсерски…

– Нет! Чтобы вы понимали, у меня орган зависти вообще отсутствует! И у моей супруги тоже. Это первое. Второе. Из чего складывается мое возмущение по поводу мата? Вот есть такая группа Face. Или певец, хрен его знает. Вы послушайте его тексты! Этому (следует нелестный эпитет в адрес рэпера Face. – К.Б.) 16 лет. Я не хочу, чтобы мои дети это слышали. А Элджей? А многие другие? Мат становится трендом среди молодежи. Вы считаете, это норма? Это засорение мозгов. Мы получим поколение дебилоидов. Пушкин, Есенин умели завернуть острое словцо. Из уст Михаила Жванецкого это очень смешно, а из грязного рта человека, который матерится в присутствии взрослых или женщин… Знаете, у нас в Дагестане меня убили бы на хер, если бы я со взрослыми разговаривал матом. Нужно знать место и время, где выразиться и когда. Если вы ругаетесь при детях, вы просто невоспитанный моральный урод. И дело не в том, что я не ругаюсь! Я ругаюсь так, что, сука, мало не покажется…

– Слышу-слышу, Иосиф Игоревич…

– …Это чтобы вы понимали, что я умею матом ругаться. Но я это не делаю везде! 

– А почему именно в Махачкале так много сегодня разговоров о запретах, цензуре, самоцензуре? Егор Крид, спектакли, ночные клубы – закрывают всё…

– Всё, что связано с эротикой, еще можно допустить в кино, но всё, что связано с сексом, с замочной скважиной, должно оставаться дома. Особенно в исламе. Вы хотите изменить религию? Нравы? Культуру? Что хорошего в том, что мужик сегодня женится на другом мужике и показывает это публично? Нравится вам в попе ковыряться? Ну, ковыряйтесь, зачем об этом говорить? Дагестан – многонациональная республика. Исламская. И они имеют полное право все это запретить. Вы в Дубае можете позволить себе такое? В Саудовской Аравии? Есть вот город Сиджес рядом с Барселоной – вот там можно махать пиписьками, пожалуйста! Специально отведенное место. Езжайте.

– А Москва – она же между Барселоной и Махачкалой. Как нам решить, что можно, а что нельзя?

– Большинством. Мы же, когда на выборы ходим, подчиняемся большинству. Вот и давайте – кто за, кто против. Вот будет 60 процентов за – тогда пожалуйста. Значит, что-то мы не понимаем.

Валерию просто кинули

– А нашего посланца на Евровидение кто должен выбирать – народ большинством или, как сейчас, телеканалы кулуарно?

– Должно быть народное голосование. Причем даже не по интернету, где можно накрутить голоса. Я бы даже урны для голосования поставил. Да, это будет стоить дороже, зато честно. Но вообще Евровидение – это конкурс клоунов. То, что победило в прошлом году – это что было? Притом что в Израиле живет моя мама, я еврей и должен вроде бы радоваться… К музыке это все не имеет отношения, музыку продвигают совершенно другие люди. А тут просто зарабатывают на трансляции, на остальное покласть.

– Говорят, Валерию как-то пообещали отправить на конкурс, но не отправили…

– Валерию просто кинули! Это было перед Евровидением в Москве. Представители одного федерального канала (там была такая Лариса Васильевна) меня сначала убедили, что Валерия должна представлять Россию. Переговоры шли два месяца. В итоге мы поехали в Лондон и сделали клип, который нам обошелся в 300 тысяч долларов. Жан-Поль Готье прислал для Валерии два шедевральных платья. Но сын Ларисы Васильевны на тот период был мальчиком певицы Приходько. И у нее позиции оказались крепче: ночная кукушка дневную перекукует. А она вообще гражданка Украины и, если помните, ходила и оскорбляла весь наш народ. Модераторы федерального канала убирали все гадости, которые она говорила в адрес евреев. Она не прошла отбор на Евровидение на Украине и появилась у нас. Внезапно. Тогда было голосование жюри, и я могу искренне поблагодарить Игоря Крутого, Максима Фадеева, Игоря Матвиенко, которые не стали голосовать против Валерии, хотя понимали, что Валерия все равно проиграет. Я благодарен и музыкальному продюсеру «Первого канала» Юрию Аксюте, который в тот момент ничего не мог сделать, потому что тоже был заложником одного человека. Я хотел собрать пресс-конференцию, но она уговорила меня включить заднюю: «Ты же добрый». Вообще я крепкий человек, но в тот момент у меня были капли на глазах от вопиющей несправедливости. Прошло десять лет, но до сих пор не могу это забыть и простить себе, как я, такой ушлый мальчик, мог подписаться на эту ситуацию! Перед Лерой мне стыдно. Нас просто использовали для пиара, для просмотров. Я вам клянусь и отвечаю за каждое слово! И не могу молчать, хоть язык мне зашейте! А эта (следует нелестный эпитет в адрес Приходько. – К.Б.) потом меня оскорбляла: «Шрек!» Кобзона оскорбляла. С оружием против русских ходила…


С женой Валерией и Шреком // фото: Илья Питалев / РИА «Новости»

Не взяли песни – купил радио

– А почему российский шоубизнес сегодня пополняется и развивается за счет Украины? Это не по блату уже?

– Потому что у них всё круче, качественнее. В этой части они лидируют, сто процентов!

– Зато у нас поэт-песенник появился. Михаил Сафарбекович Гуцериев окончательно стал отцом русского шоубизнеса?

– Это настолько выдающийся человек! Как личность, как фигура. Нам есть за что его уважать. У него есть очень удачные стихи. Почему он купил медиаресурсы? Потому что, когда он только начал писать песни, возникли трудности. Он стал ходить по радиостанциям и предлагать их…

– Сам?

– Не знаю, сам или кого-то отправлял. И не буду называть имена, чьи песни он предлагал на радио, но ему отвечали: «С вас двести» или: «С вас триста». Он не понимал: как так? Это все равно что добывать нефть и еще доплачивать. В итоге сказал: да идите вы, пойду лучше радио куплю. Пошел и купил сколько-то – 10 или 15 – радиостанций. Состоятельный же человек, обеспеченный. Сказал: «Хочу избавить вас от унижения. Хочу сделать так, чтобы артисты не платили больше бабки». В его холдинге у нас не было никаких препятствий.

– Но послушайте, миллиардер из списка Forbes решил писать песни – и все рассыпались в реверансах ему. Выглядит как профанация.

– У каждого человека внутри есть творческое начало. Вот вам пример. Мой приемный сын Арсений Шульгин – выдающийся мальчик. Воспитываю его с трех с половиной лет. Фантастический музыкант, лауреат мировых конкурсов. Бог поцеловал его в темечко! Но на каком-то этапе этот засранец бросает музыку и уходит в бизнес. Довольно-таки успешен, сам зарабатывает с 17 лет. И я не исключаю, что, став большим олигархом, он снова вернется в музыку. Михаил Сафарбекович – не случайный человек. Он закончил музыкальную школу по классу скрипки. Творческая натура! И у него возникло желание писать песни. Почему нет? Он искренен. Мог бы кого-то зарядить и сказать: «Пишите за меня, а я вам буду платить». Но он сам их пишет. Он же не врет!

– А может быть?..

– Нет! Это я вам говорю. Мне можно верить. Я присутствовал при том, как он это делает, как борется за текст. Однажды я попросил поменять строчку, а он не очень был готов к этому.

– В отличие от Гуцериева, с Владимиром Киселевым и «Русской медиагруппой» отношения у вас по-прежнему не складываются? 

– Вот где профанация полная! Он как раз приобрел холдинг с целью власти над артистами и представителями нашей индустрии. А наша индустрия – как слабый пол: готова продать себя и ложится под кого угодно. Как может приз за лучший саундтрек из рук Джона Траволты получить песня, которая нигде не ротировалась, которую никто не знает? (Новая песня группы «Земляне», продюсером которой является сам Киселев, награждена подконтрольной ему премией «БраVо». – К.Б.) Где статистика? Кто члены жюри?

– Но Валерии нет на «Русском радио» и других станциях Киселева. По вам же это объективно бьет. Не пытались примириться?

– Примириться можно с адекватным человеком. Но взрослый человек, которому 66 лет, не воспринимает критику. И самое низкое в этой истории – сводить счеты с женщиной, с народной артисткой, с доверенным лицом президента. Не мужской поступок. Наш цех клялся и божился, что, если хоть один артист пострадает с его приходом, все заберут контент, но все быстро про это забыли. Я ему не враг и с ним не воюю, просто высказываю свою точку зрения. А он как бабай – хозяин жизни. Распоряжается судьбами. Дай Бог здоровья Киселеву! Но ничего нового за последние три года не появилось на «Русском радио». Количество ротаций ни его супруге, ни его детям что-то не помогает.

Источник